Category: история

Чистосердечное признание

    Мои детство и юность пришлись на социализм.  В детстве, при Хрущеве, было объявлено, что мы строим коммунизм и в 1980 его построим!   Помню, как мы с подружками подсчитали,  что в 80 нам будет 27 лет.
- Мы же уже будем старыми! - Не могут пораньше что ли построить это счастье? - так мы тогда думали.
Потом строился "развитай социализм", в итоге нам обещали решение продовольственной проблемы.  Даже смешно сейчас, что такая проблема была и политбюро ЦК КПСС на полном серьезе ее "решало".  То ли тогда больше жрали, то ли людей было больше...  Сейчас вот, когда еды завались, эта проблема кажется смешной и надуманной.
 
     Все эти программы и цели мы должны были одобрять. И два раза в год ходить на демонстрации. На палочках мы носили либо портреты деятелей ЦК, либо призывы, созданные на основании программ ЦК.
А вот интересно: если бы кто-то пронес портрет царя Николая II, что бы ему сделали?
 
В  школе, в старших классах, мы все больше флажки и шарики носили. Физрук и трудовик несли какой - нибудь трансапарант типа "Догоним и перегоним Америку".  Физруку было за 50, догнать он уже не успел - умер к 60 годам. А трудовик традиционно пил. Одну четверть я вбрыкнула и отказалась ходить на "бабские труды" - шить ночную рубашку. Меня отправили на мужские труды. Я выстрогала указку и  ножки для табурета, четверть и закончилась...

       
В институте уже все было по-взрослому!  Мы должны были нести и транспаранты, и флаги, и политбюро на палочках!  Никаких этих детских шариков и гвоздичек...
  Я была комсоргом сначала группы, а в конце учебы и курса.  Накануне демонстрации нас, комсоргов, собирали в деканате и распределяли кто и что понесет.  Мы  всячески отбивались от транспарантов. Там же нужно два человека, а эти конструкции  обладают такой парусностью. Улица Ленинская, по которой мы шли,  тянется  вдоль бухты Золотой рог.  Ветер вырывает этот транспарант из рук.  Ну и еще эти дядьки на палочках к трансаранту прилагаются в количестве не менее трех.  В день демонстрации комсорги должны были прибыть к институту раньше других, получить по списку "наглядную агитацию"  и потом раздать их в своей группе.  Это - легкий этап.  А трудный - в конце.  Нужно собрать эти все деревяшки - фанерки и отнести на машину, которая стояла где-то в далеком переулке.  Можно было и отнести в общежитие или к кому-нибудь домой и сдать на следующий день.
  Мы все были иногородние, демонстрация заканчивалась в районе железнодорожного вокзала, всем нужно домой, а к общежитию не пробиться - нужно либо далеко обходить по Набережной, разыскивая проходы между иашинами ограждения,  либо идти против потока людей, идущих с демонстации... Машину нужно долго искать  в проулках и подворотнях. Сотовых то не было!

     Если  после демонстрации  в институте  не досчитывались какого- либо плаката, то начинались разборки: нужно неделю искать, писать кучу объяснительных. Кончалось все обычно выговором комсоргу.



  Вот  фото тех лет. Мы стоим около здания Горного факультета, наш факультет -  за спиной.  Его не видно, т.к. закрывается зданием 9 школы с китайским языком. Кажется, имннно в это время там учился Илья Лагутенко, ставший потом "Мумий Троллем".     Еще не принесли   транспаранты и плакаты, поэтому  всем хорошо!   Весь каскад зданий был построен еще до революции. Там штабы белогвардейцев располагались, институт  благородных девиц и все в таком роде.  В зданиях были камины, красивые мозаичные полы и старинная, дореволюционная мебель (какая осталась к 70 годам).

   Вот до чего я додумалась к 3 курсу.  Мы получали "наглядную агиацию" по списку, заходили якобы погреться в аудиторию.  Там у стены стоял высоченный старинный шкаф, парни его отодвигали, и мы туда прятали плакаты. Втроем мы справлялись всегда, а остальные наши одногруппники об этом даже не знали.
На следующий день мы сдавали все по списку "чтобы не нарушать отчетность".  На итоговом собрании комсоргов все начиналось с разбора полетов.  Сначала выносились выговоры, затем порицания.  По какому принципу ранжировались наказания - не знаю. Может, зависело от поста того человека, чей портрет на палочке был утерян?  В конце объявлялись благодарности.  Я их получала с 3 курса  всегда.
  Кстати, только в 20 лет я разобралась, что члены политбюро - это не правительство нашей страны.  И они не руководят ни промышленностью, ни сельским хозяйством.  В смыле не отвечают за процессы и результаты.