Categories:

У меня есть тайна

Прочитала интервью с отставным генералом Михайловым, в котором он говорит:«... любой человек может оказаться в списке подозреваемых в шпионаже, если проявляет повышенный интерес к сведениям, не относящимся к его сфере деятельности». https://lenta.ru/news/2020/10/05/siloviki/

 Ну ничего себе!   Я лет с восьми по жизни иду с песней «у меня есть тайна»

В начале 70-х годов прошлого века с нами на одной лестничной клетке жила семья, у них было трое детей. Старшая дочь работала администратором в городской гостинице. В те времена в Уссурийске было две или три гостиницы, а она работала в центральной. Думаю, что устроиться туда ей помогла мама, т.к. была главным конструктором швейной фабрики «Работница», а в одежду этой фабрики одевался каждый второй житель края. Был  на фабрике экспериментальный цех, где отшивались небольшие партии модной одежды. Грешна, мне доставались модные пальто, костюмчики и платья «по блату». Но я занималась  математикой с сыном соседки. Он хоть и учился на год старше, у меня получалось ему помогать, в мединститут он поступил, математику сам сдал.

Так вот, завелся у молоденькой соседки жених. Такой красивый и умный. Мама девушки хвасталась: москвич, инженер, занимается космосом. Под Уссурийском, в селе Галенки,  есть станция «Служба солнца» с мощным радиотелескопом,  туда и приезжал в командировки этот москвич. 

Радиотелескоп в селе Галенки
Радиотелескоп в селе Галенки

Через некоторое время мы заметили, что как только приезжает ухажер, по радио объявляют о запуске очередного спутника или космонавта. Я как-то за ужином сказала папе, что на этой неделе полетит космонавт. Папа опешил - откуда знаешь? Так к Людочке  же москвич приходил с букетом. Отец мне сказал, что это – тайна и приказал никому больше не говорить. Люда вышла замуж, уехала в Москву, и мы больше не знали заранее о запуске ракет.

В институте к тайнам я не приобщалась. Но по распределению попала на завод, который по всем проспектам выпускал радиолу «Серенада». На самом деле на эту радиолу работал один цех, а сама радиола была 4 класса, и ее покупали только в Африке. Запомнила рекламу: «Серенада – единственный приемник 4 класса и лучший в своем классе». Маркетологи и тогда были креативными.

Мы выпускали оборудование для обнаружения местоположений судов, подводных лодок и системы наведения крылатых ракет. В 22 года мне уже оформили допуск 2 формы и  я работала технологом в бюро мехобработки,  знала конструкции гирокомпасов, волноводных линий, аттенюаторов и прочего оборудования для приема и переработки сигналов.  На нашем заводе платили 40% к окладу «за секретность».

Через год я уже работала в  бюро автоматизированных систем. Когда мне исполнилось  25 лет мы стали первыми в отрасли по внедрению АСТПП на предприятиях. Меня включили в министерскую комиссию по внедрению систем, и я стала мотаться по всей стране с этими министерскими клерками. На первом же мероприятии в Уральске стало понятно зачем меня включили. Взрослые дядьки не понимали что они курируют. Например, председатель комитета на всесоюзной конференции говорит: «Мы рекомендуем заводам внедрять русифицированную версию АРТ «Наири». Зал начинает хихикать. Дело в том, что она – русская, а русифицированная – это когда импортные программы адаптируют под российских инженеров. Так вот, я прилетала на день – два раньше и правила доклады начальства, которыми они открывали конференции. Видимо, в Москве чиновники  боялись это делать, потому что об уровне их компетенции будет известно многим.

Министерство потребовало  оформить  мне  первую форму допуска. Ну а как же: Горький, Бельцы, Фрунзе, Свердловск, Северо - Двинск, Ленинград. Я была на всех заводах отрасли. А на завод «Буревестник» в Киеве была откомандирована на 3 месяца как куратор разработки. И где теперь «Буревестник».  Подписок я тогда давал кучу. КГБ в те года работали на совесть. Например, я автобиографии написала, что мама умерла в 64 году. Где она похоронена  я не указывала. Но в своем досье  в первом отделе увидела фотографию могилы на уссурийском кладбище. 

То, что я тогда знала, не говорила никому. Но в 2005 году наш подводный аппарат запутался в сетях под Вилюйском, там установлена антенна для приема подводных сигналов. На глубине  остались 7 человек. У нас не было батискафов, работающих на такой глубине, поэтому Путин попросил помощи у американцев, англичан  и японцев.  Конечно, если бы перед этим событием не затонул «Курск», никто бы и не узнал об этой трагедии.  https://lenta.ru/articles/2005/08/07/as28/  

 Моряков спасли , но об установленном на глубине акустическом оборудовании  стало известно всему миру. А три  года назад и сам завод «Радиоприбор» перестал существовать. Я поняла, что груз тайны с меня снят. 

Но ведь к моменту аварии прошло 30 лет, у меня давно уже не было  никаких допусков, а я все еще считала себя обязанной молчать. Хотя при встречах с бывшими коллегами мы обсуждали многие вопросы: какие изделия продолжают выпускать, много ли модернизаций проходит. Мы говорили об этом не для сбора данных, а для определения загрузки инженеров, ведь подготовка производства новых изделий и модернизация старых – это работа. И премии за сдачу!

Я часто бывала в Москве, а во время учебы в целевой аспирантуре жила там.  Мой дядя по  отцу работал в НИИ, руководил лабораторией, он был доктором технических наук. Они разрабатывали приборы для отслеживания пусков ракет.  Мы  часто сидели с ним вечерами и обсуждали свои проблемы. Как технарь с технарем.  Он вот что рассказывал. Перед запуском ракет дядя ездил в командировки на Байконур.  Командировочным запрещали дома говорить куда они едут. Приходилось жене нести всякую чушь.  На Байконуре под роспись выдавали карты с указанием по времени где и когда что будет происходить.  При этом строго- настрого запрещалось эти карты фотографировать и забирать с собой.  Как же дядя удивлялся, что у иностранных корреспондентов в руках были такие же карты.

Сын дяди, мой двоюродный брат, работал в НИИ автомобилестроения. Тогда он был младшим научным сотрудником.  Часто его не было дома. Я спрашивала не завел ли он девушку?  Оказалось, что мнс -ов посылали в колхоз Завидово.  Там они загоняли лосей в загоны.  Это означало, что Брежнев скоро поедет охотиться  и чаще всего с каким-нибудь высоким гостем.

Так что, дорогой генерал в отставке, гораздо чаще ваши «тайны» сами лезут в нашу жизнь.  И мы не обязаны знать точно это гостайна или просто информация.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded