August 7th, 2021

Медведь на параде

После революции 1917 года  многие страны  поддержали белое движение в России. В Россию  были направлены: обмундирование, техника, оружие.  Помощь доставлялась большей частью морем.  Порты в центральной части России переходили то к белым, то к красным. Для доставки помощи был выбран порт Владивосток. С 1918  по 1922 годы  на складах Владивостока скопилось огромное количество товаров военного и гуманитарного назначения. Чтобы  все это богатство  не досталось большевикам во Владивостоке разместились иностранные  военные корпуса. Привожу один эпизод из их жизни, он описан в книге «Медведь восьмого полка».

«Было  28 октября (1919 г). В тот день во Владивостоке должен был состояться большой военный парад в честь первой годовщины Чехословацкой Республики. С раннего утра на площади перед зданием вокзала выстроились роты союзников: японцы, китайцы, американцы, французы, англичане, поляки и итальянцы. И каждая из этих наций стояла здесь со своей полковой музыкой. На платформе вокзала стояли роты восьмого чехословацкого полка. 

Collapse )

Чехи во Владивостоке были подлецами

Где чехословацкие легионеры взяли медведя не известно. Чешские легионеры жили в железнодорожный вагонах, которые стояли на путях неподалеку от железнодорожного вокзала.  Коренастый молодой медведь веселил чехов  своими трюками.  Боролся с вояками и страшно злился, когда его укладывали  на лопатки. Медведь пил  пиво из бутылок и  наслаждался окурками сигарет.  Медведь даже участвовал в параде в честь годовщины создания Чехословацкой республики. 

Медведь на Русском острове
Медведь на Русском острове

 Сколько лет медведю не знал никто.  Когда он подрос, его перевели на Русский остров, там были казармы. Однажды медведь начал беспокоиться, бегал по цепи и  так кричал, что никто не хотел подходить к нему близко.  Вояки подумали, что медведь заболел бешенством  и застрелили его. Только после смерти  узнали причину  беспокойства бедного зверя. Ошейник медведю никто не менял, он  так как рос,  а  ошейник становился все туже и туже, наконец он был таким тугим, что Миша начал задыхаться. 

Collapse )