January 23rd, 2021

Как начинался капитализм в Приморье

Примамедиа разместила интервью с Наздратенко.

Я недавно вспоминала о том, как Наздратенко принимал Лукашенко   В тяжелые для Приморского края времена  периода ельцинской приватизации он был губернатором.
Наконец - то Евгений Иванович может рассказать   как это было.  Привожу  некоторые моменты из интервью:
======================================

ь такое на Дальнем Востоке. Это можно в сепаратизм ввести. И когда кричали "Даёшь Дальневосточную республику!", это был такой бред. На каком-то этапе развития страны, может быть, в 1918-ом году, это и было актуально, но в 90-ых категорически нет. Нужно было доказывать свою правоту, разговаривать с президентом, с председателем правительства страны, но упаси бог, какие-то там выдвигать сепаратистские идеи. Не выживут ни Дальний Восток, ни остальные регионы России без единой страны. Поэтому собрались тогда, в 1998-м, и стали думать, где взять хоть рубль денег.

Видимо, исходя из этого свердловский губернатор Эдуард Россель и вводил хоть какое-то подобие рубля, чтобы кто-то с кем-то обменивался. Те, у кого на складах что-то лежит. Вот ужас, понимаете? И в каком учебнике такая ситуация прописана? Вот буквально вечером руководство страны орёт от радости, что всё здорово, и вдруг мы узнаем утром, что ничего не здорово. Мы звоним в Москву: "А что делать?". И никакого ответа, никто не знает. "Как-то выживайте". И вот сидят мужики в администрациях, и прав у них нет никаких, а ответственность — ужас. Надзорные органы у порога стоят. И люди голодные в регионе.
Подробнее: https://primamedia.ru/news/1047478/?from=8&fbclid=IwAR3iuyQM5GLnwd57hBo8kbFNAeEYEw9CXlNpFxR7GzdzgUr_3gN8hTrvec4

Подробнее: https://primamedia.ru/news/1047478/?from=8&fbclid=IwAR3iuyQM5GLnwd57hBo8kbFNAeEYEw9CXlNpFxR7GzdzgUr_3gN8hTrvec4

===============================

"Бесновался здесь один рыночник по фамилии Чубайс"

Когда кричали "Даёшь Дальневосточную республику!", это был такой бред…

— Время ведь было яркое.

— Яркое, но знаете, я не хочу сейчас обижать историков и их профессию, но в какой-то степени им легче. Ведь историк может судить. А вот когда ты находишься в историческом моменте, попробуй просчитай последствия. Вот, к примеру, 1998-ой год. Ещё Москва не проснулась, а уже сработал дефолт. Какие банки были, сильные и слабые, хлопнулись. Сбербанк по Приморью тоже. Утром ко мне заходит вице-губернатор и говорит, что все растеряны. Хлебные заводы встали, кормление в больницах, школах, домах ветеранов встало, встали все детские кухни, всё финансирование встало. Я уже молчу, есть ли в больницах медикаменты, инструмент в операционных. Ужас просто. Жизнь остановилась. Такая вот совершенно дикая ответственность за то утро. Вы ещё молодой мужчина, но, наверное, помните.

— Я помню всё прекрасно.

— Урал даже выпустил свои деньги. Мы этого не сделали, опасно делат

— Многие забыли, конечно, 90-е годы. Но всё это было. Евгений Иванович, вы запомнились многими резонансными шагами. Это и заявления по китайской границе, и остановка эшелонов с топливом, противостояние с Чубайсом. Что наиболее ярко в памяти всплывает?

— Что касается эшелонов с топливом, я ни одного не задержал. Через Находку эшелоны шли на Камчатку и Сахалин.А в предыдущий год, когда я не был губернатором, край замерзал. Сняли практически все. И пока края и области оформили иски — арбитражные и так далее — прошло время, и когда я пришел губернатором, иски подоспели после зимы. Знаете, сколько их было? 34 миллиарда долгов перед Камчаткой. 17 миллиардов долгов перед Сахалином. А эти деньги снимались просто по решению суда. И никто не спрашивал согласия власти.

Для меня это был кошмар. Где это топливо взять? Как это топливо  оплатить....

— Да, если вспомнить, то, ведь, и армия, и флот сидели без денег…

— Вот присмотритесь как-нибудь: на противоположной от Владивостока стороне Амурского залива иногда в спокойную погоду, когда не затянут горизонт, бывает видно село Барабаш, крупнейшее в Хасанском районе. Там гарнизон был 2700 человек. В этом пункте всё: и больница, и школа, и жилые дома, кубрики, где живут военнослужащие. И их отключали от электроэнергии за неуплату. Бесновался здесь один рыночник по фамилии Чубайс. "Отключайте всё, отключайте!". А энергетикам что делать? Они же тоже без денег сидеть не могут. И отключают. Тогда что делали военные? Заводили бронетранспортеры, подъезжали к трансформатору, окружали, не давали отключить. Стрельба в воздух автоматная начиналась, когда подходили местные энергетики.

.
Подробнее: https://primamedia.ru/news/1047478/?from=8&fbclid=IwAR3iuyQM5GLnwd57hBo8kbFNAeEYEw9CXlNpFxR7GzdzgUr_3gN8hTrvec4

Присядем...

Вчера, 22 января,  во Владивостоке арестовали владивосткского  координатора штаба Навального  Екатерину Ведерникову.
Из сообщений прессы я узнала, что Екатерина ехала в автобусе, видимо ее местоположение вычислили по навигатору.
Автобус остановили полицейские, женщину посадили в машину полиции, составили протокол за нарушение установленного порядка организации митинга, демонстрации, шествия, пикетирования.
Статья 20.2 КОАПП  часть 2  гласит:

2. Организация либо проведение публичного мероприятия без подачи в установленном порядке уведомления о проведении публичного мероприятия


  • влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от двадцати тысяч до тридцати тысяч рублей, или обязательные работы на срок до пятидесяти часов, или административный арест на срок до десяти суток;

  • на должностных лиц - от двадцати тысяч до сорока тысяч рублей;

  • на юридических лиц - от семидесяти тысяч до двухсот тысяч рублей.

Штаб во Владивостоке не оформлен как юрлицо, но его сотрудники зарплату как-то получают.  Судья Первореченского суда  присудила Ведерниковой 3 суток административного ареста.  Именно за то, что на своем сайте они призывали приходить на митинг, но заявку не подавали. А #наулицезима  снег и лед



Вечером в пятницу Екатерину привезли в мой город и поместили в изолятор временного содержания (ИВС).  В понедельник вечером она  выйдет на свободу. В других городах координаторов тоже арестовали, в СМИ написано, что  таких  20 человек. К чести Владивостока   у нас дали минимальные сроки ареста. Например, в Ростове координатору дали 10 суток, а  Новосибирске аж  28.  Я  лично Екатерину не знаю, все,что написала выше, нашла в интернете, в том числе и  ее фотографию.

А вот дальше началось интересненько. Знакомые и незнакомые люди стали звонить мне и спрашивать о порядках в нашем  ИВС.  Дело в том, что я там в свое время побывала.  В 2004 году менялся Устав города.  Я организовала общественное обсуждение, мы выработали 18 предложений.  На заседание Думы пригласили 5 человек "от общественности".  Депутаты отклонили все наши поправки.  Больше всего нас возмутило, что на требование ежегодно представлять декларации о доходах всем депутатам, а не только тем, кто работает на освобожденной основе, было сказано: "нецесообразно".  Кстати, мы тогда просто опередили время.  Года 3-4 назад это требование было принято Госдумой.

А в то время мы вышли оскорбленные. Тут же приняли решение собирать митинг, и подали заявку на него.  В назначенное время мы подогнали бортовой грузовик, на него установили усилители. Но...  администрация установила на площади  компрессоры и началась работа по выковыриванию бордюров.
Я прокричала, что переходим в место потише.  Это была площадка через дорогу от заявленного места. Пока человек 300 переходило,  получилось шествие.  Митинг мы провели, подписи собрали.

Примерно через час меня задержали, привезли в кабинет начальника полиции. Там уже сидела зам. прокурора города. От меня требовали каких-то чистосердечных признаний, списка всех организаторов. Кто печатал подписные листы, кто оповещал народ.  Интернет тогда так не работал, как сейчас,  мы собирали людей по телефону и с применением объявлений на подъездах.  Ну, я включила партизанку, дескать. все сама - сама.   Пока меня пытали, наступил вечер и  суд прекратил работу.

Отправили меня в тот самый изолятор, где сейчас сидит Екатерина.  Мои единомышленники весь вечер и утро обзванивали людей.  Утром в суд пришли человек 50 и тележурналисты с аппаратурой.  Судья, увидев такую толпу, перенесла заседание в зал.  При таком скоплении народа она  вынуждена была  разбираться в ситуации. Узнала про эти отбойники. Суд отложили на 3 часа, пока запрашивали все документы: нашу заявку, визы администрации, заказчика на выковыривание бордюров.
Судья мне даже штрафа не присудила. А ведь я приготовилась отбывать 15 суток в этом убогом месте.


В камере я была одна, видимо, женщин редко изолируют от общества.  Матрас комкастый, да. А так ничего. Я даже немного обрадовалась, т.к. давно собиралась поголодать, а тут как раз обстановка подходящая. Но все ограничилось одной ночью.

А знаете что потом  случилось?   Дня через 3 - 4 ко мне в кабинет пришли трое. Серьезные такие мужики. Я узнала, что им рассказали полицейские про то, что  я  "никого не сдала". А  начальник  полиции на планерке меня за это дурой обзывал.  Мужики оказались местным криминалитетом, дали свой номер телефона, объяснили где их найти в любой момент.  Я спросила: "Зачем?"  Объяснили, что в следующий раз, когда будут арестовывать, нужно звонить им. Они мне обеспечат камеру с окнами на юг и новые матрас,  и простыни,  и какой-то "подгон".  Не звонила им ни разу, да и повода не было.

А сегодня вот вспомнила КТО рулил тогда в изоляторе.  Интересно, сейчас что-то поменялось?   Катя уже сутки там сидит, но там не страшно.