gull_25

Categories:

Мифы и правда семьи Лыковых

Недавно я писала об Агафье Лыковой и ее избушке. Многие неувязки при строительстве  ее дома мы обсудили три  дня назад.   А потом меня  заинтересовала история этой семьи. Почему они оказались в тайге, на расстоянии 250 км. от ближайшего жилья? Впервые о Лыковых в 1982 году написал журналист «Комсомольской правды» Василий Песков. Он выпустил серию публикаций «Таежный тупик», а мы всей страной следили за отшельниками. По версии Пескова семья староверов бежала в тайгу для сохранения своей веры.

Семья Лыковых не сразу оказалась на Алтае. Она пришла в Сибирь из Нижегородской губернии и, перевалив Каменный пояс, обосновалась сначала в нынешней Тюменской области, на реке Исеть. Отсюда уже ортодоксальная ветвь староверов, к которым относились и Лыковы, переселялась далее, на Алтай. Перебрались в верховья реки Абакан и остановились на жительство на его правом берегу, при впадении речки Каир-су. Здесь в короткий срок срубили пятистенные избы, и этот поселок получил официальное название Верхняя Кержакская заимка. Всего сюда переселилось шесть семей, из них три семьи братьев Лыковых: Степана, Карпа и Евдокима. 

В апреле 1932 года был создан Алтайский заповедник. Охрану природы осуществляли наблюдатели, среди которых было немало бывших староверов. От них и пошла информация о Верхней Кержакской заимке. Первая запись о поселении и фамилия Лыковых появляется в 1933 году («Летопись природы Алтайского государственного заповедника. Книга первая. 1932 - 1935 годы»). Согласно этой переписи семьи Лыковых стали гражданами СССР. Примерно в это же время были составлены карты заповедника, на которые были нанесены и избы Лыковых. Начальник заповедника во время очередного объезда провел разъяснительную беседу с Лыковыми: примерно как сейчас -  нельзя собирать валежник. Лыковым разъяснили, что поселились они на государственной охраняемой территории, поэтому должны подчиниться многим запретам. Лыковы были этим недовольны, но начальство к ним практически не приезжало и они продолжали жить,  как и раньше.

В 1928 году была принята программа коллективизации. Партия приняла решение  за десять лет маленькие и неэффективные хозяйства объединить в крупные хозяйства – колхозы. Считалось, что за счет разделения труда и кооперации удастся повысить производительность труда и  наладить контроль и учет  сельхозпроизводства. Согласно программе коллективизации в каждом поселении должно быть не менее 10 дворов. Если таковых оказывалось меньше, то семьи насильно переселяли в места, где народу жило больше. Каждому району был установлен план по созданию колхозов. В 1933 году вспомнили о заимке Лыковых.  У них там было всего 6 дворов, и никто не желал к ним подселяться. Власти постановили ликвидировать непокорную Верхнюю Кержакскую заимку.

Но тут был заповедник и Лыковы территорию как-то контролировали, партийные работники упрашивали органы НКВД сохранить заимку, но ничего не вышло. Лыковым предложили найти другое место для жительства. Ранней весной 1934 года семья Карпа Осиповича, состоявшая к тому времени из трех человек, ушла на Алтай, на реку Лебедь. Семья Евдокима осталась пока на заимке, т.к. его жена  ждала ребенка, а сам Евдоким планировал устроиться в охрану заповедника.  Евдоким погиб от пули наблюдателей заповедника. Карп похоронил брата, его семью  на лодке перевез  вниз по Абакану к остальной родне, а сам ушел к своей семье на реку Лебедь. Было ему тогда 33 года.

В начале 1937-го семейство Карпа на Лебеди неожиданно посетили сотрудники НКВД. Они подробно расспрашивали об обстоятельствах гибели Евдокима. И хотя в разговоре они сочувствовали и винили наблюдателей, Лыков встревожился. Он решает спрятаться от властей и уводит семью... обратно на разоренную Верхнюю Кержакскую заимку. Удивительно правильное решение - скрыться там, где их меньше всего ожидали. Так обычно поступают, петляя следы, боязливые, но хитрые зайцы.

В августе 1940 года наблюдатели перемещались по долине реки Большой Абакан, и  встретили бородатого человека, который с помощью деревянного крюка подгребал камни для укрепления ограждения. Один из наблюдателей узнал в нем Карпа Лыкова. Увлекшись работой, тот вначале не заметил отряда. А увидев вооруженных людей, сразу как-то обмяк, крюк выпал из его рук. Выйдя из воды и упав на колени, стал класть с молитвой земные поклоны. Изба Лыковых стояла на террасе в нескольких десятках метров над уровнем реки в окружении тайги. Можно было пройти в непосредственной близости и ничего не заметить. Тропы от реки не было, ходили по каменной россыпи. Карпу предложили переехать в кордон в поселке Яйлю и начать работать наблюдателем. Поскольку Лыков прекрасно знал эти места, то после мучительных раздумий Карп дал-таки согласие осенью перебраться всей семьей на кордон. Директор заповедника пообещал следующей весной 1941 года пригнать туда корову и несколько овец. Но погода испортилась, и Карп не смог перебраться на новое место жительства. Только перед Новым годом он приехал в поселок и объяснил, почему не смог переселиться. Лыкову подтвердили, что вопрос о приеме его на работу решен официально. Карп обещал уже в апреле перевезти семью в Яйлю.  

Весной 1941 года, как только появилась возможность, наблюдатели прибыли на Абаканский кордон, но никаких следов Лыкова там не обнаружили. Начавшаяся 22 июня война перепутала все планы. Лыков мгновенно перестал быть первостепенной фигурой. Но тут вышла новая директива партии – началась борьба с  возможными дезертирами, которые могли находить пристанище в глухих местах. Сотрудники НКВД  стали настаивать на выселении Карпа из тайги любыми средствами. К тому же, по возрасту,  он подлежал призыву в армию, ведь в 1941 году Карпу было 39 лет.      Спрятаться в очередной раз помог случай. Карп заметил отряд, когда тот стал устраиваться на ночлег километрах в двух от его жилища. Лыков принимает решение бежать - дальше в тайгу. И опять они растворились на пять лет в необъятных просторах суровых лесов. Нашли новое место, где обосноваться: сплошные скалы, узкая щель, «щеки» которой абсолютно отвесны. Из этих ворот вырывается из объятий ущелья грохочущий Еринат.     Дальше пути нет, идти некуда.

Несмотря на труднодоступность новой заимки Лыковых, случайные встречи все же происходили. В 1946 году на Алтай и в Саяны были направлены для составления подробных карт военные топографы. Рассматривая в бинокль ущелье, офицер одного из отрядов увидел избу и копошившихся около нее людей. Отряд двинулся на заимку. Ее жители упали на колени и стали молиться. Видя растерянность и страх в их глазах, офицер попытался поднять на ноги мужчину с окладистой бородой, но старовер, обхватив лейтенанта за ноги, припав щекой к голенищу сапога, замер. Узнав, что перед ним Лыков, офицер был крайне удивлен и сказал, что и фамилию эту слышал, и что в картах и документах значится местожительство Лыковых, но значительно ниже по реке - в местечке Тиши. Карп подтвердил, что он действительно родился в этом небольшом поселке в 1902 году и довольно долго там прожил. Постепенно отношения наладились, разговоры стали носить более доверительный характер. Лыков рассказал, где именно жила семья его родителей, где, в каких местах проживал он с семьей, где были другие поселения. Таким образом, он невольно принимал участие в обработке собранного материала и в составлении карт этого глухого района. Да и сама фамилия Лыкова была увековечена на военно-топографических картах с грифом «секретно». Все места проживания Лыковых нанесены на эти карты с пометкой «Заимка Лыкова».

Отряд военных топографов благополучно преодолел последние километры, спустился к Телецкому озеру в устье реки Кокши и водой прибыл в поселок Яйлю. Здесь офицер подробно рассказал о Лыковых, о его помощи отряду и обратил внимание на крайне тяжелое положение семьи. Сообщение восприняли с удивлением: все были уверены, что Лыковы после встречи в 41-м с отрядом пограничников ушли в поселок Тиши.  Офицер-топограф подтвердил, что и в разговоре с ним, о чем бы ни шла речь, Карп никогда не возражал, не противоречил, видимо, побаивался высказывать несогласие. Напряженность в нем чувствовалась постоянная - то ли от непреодолимого страха, то ли Лыковы настолько одичали, что перешагнуть грань недоверия, успокоиться и поверить в добро уже не могли. Действий Лыкова никто не одобрял, практически все осуждали его за упрямство, за то, что прячется от людей, не считаясь ни с кем. Жалели его жену Акулину и детей, которые волей отца были обречены на лишения. Спустя пять месяцев специальный отряд, посланный с целью выселения Лыковых, буквально исколесил верховья Большого Абакана, но обнаружить Лыковых ему так и не удалось.

В 1951 году  заповедник был закрыт, и семья Лыковых просто пропала из поля зрения. Место, где они жили, - это территория Красноярского края, если и доходили туда какие-либо слухи о "лесных людях", то воспринимались как красивая легенда. Лыковы теперь уже окончательно стали «ничьи». Летом 1958 года с Лыковыми встретилась группа туристов под руководством Юрия Штюрмера. В самом верховье Абакана несколько ниже впадения реки Еринат они, выйдя из тайги к берегу, совершенно неожиданно увидели человека с удилищем. Рядом на кучке травы сидела худенькая пожилая женщина. Это была чета Лыковых. То была короткая и неожиданная встреча, разговор по-настоящему не состоялся. Попытка сфотографировать их не увенчалась успехом. Лыковы отворачивались и просили этого не делать. Группа туристов  ушла, и наступил самый длительный промежуток времени, когда никаких встреч с Лыковыми не происходило.

В 1978 году поселение Лыковых обнаружили геологи, об этой встрече они написали в отчете. Семья окончательно одичала в своем одиночестве.  Каким-то образом Песков узнал об этой семье и организовал экспедицию на заимку Лыковых.  И с  1982 года у Лыковых началась новая страница истории, связанная с именем журналиста Василия Михайловича Пескова. На заимке Лыковых, которая теперь входит в состав территории Хакасского заповедника, стали регулярно появляться люди «из мира». А Агафья Лыкова стала сегодня, пожалуй, самой знаменитой отшельницей планеты.

Жена Карпа умерла  в 1961 году от голода.  В период с 1982 по 1985 годы умерли трое детей Лыковых.  У всех  была пневмония, геологи предлагали лекарства, но старший Лыков отказался их давать своим детям.  По  версии Пескова   дети заболели и умерли от микробов  и вирусов, которые им завезли из внешнего мира.  Но ведь встречи с людьми были и раньше.  Я   полагаю, что такая быстрая смерть  произошла   еще  и из-за  смены  пищи. Питание семьи многие годы, особенно молодых Лыковых, рожденных в тайге, было скудным и однообразным. А тут в рационе появились мука, сахар, масло, соль. Им завезли коз, появилось и молоко. 

У Лыковых были только церковные старообрядческие книги, по ним они учились читать, из них же и черпали информацию о мироустройстве.  Лыковы общались с людьми, если последние их не хотели с кем-то объединить или выселить, то общение было доброжелательным.  На сайте заповедника «заимка Лыковых» нанесена как туристический объект, значит  Агафья не прочь встречаться с людьми.

Подробное исследование  истории семьи Лыковых провела  Екатерина ШИЧКОВА, сотрудник Алтайского биосферного заповедника. Но из  ее  истории получается, что Лыковы бегали по тайге не в защиту своей веры, а  от неприятия какой-либо власти над ними.  Конечно же, в 1982 году Песков не смог бы развернуть такую  многосерийную  историю.  Жизнь семьи Лыковых – столетний эксперимент, показывающий, что «жить в обществе и быть свободным от него» - тупиковая цель. Лыковы отстали от цивилизации на лет 60, дети Карпа не создали свои семьи,  и его род угаснет со смертью Агафьи. А в это время где – то живут и размножаются дети родного брата Карпа Иосифовича.






Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →